Научно-техническая конференция с международным участием «Монреальскому протоколу – тридцать лет: вызовы XXI века и глобальные трансформации»

30 января 2018 года в Университете ИТМО (г. Санкт-Петербург) состоялась ежегодная научно-техническая конференция с международным участием «Монреальскому протоколу – тридцать лет: вызовы XXI века и глобальные трансформации».

Конференция была организована под эгидой Международной академии холода. Для участия в конференции было подано 48 докладов. В работе конференции приняли участие представители университета ИТМО, а также гости из Москвы, Великого Новгорода, Читы, стран ближнего зарубежья: Белоруссии, Казахстана, Украины.

Со вступительным докладом, посвященным основной теме конференции, выступил профессор кафедры теплофизики и теоретических основ тепло-хладотехники (ИТМО) д.т.н. Олег Борисович Цветков.

Докладчик напомнил собравшимся предысторию принятия Монреальского протокола, оказавшего столь драматическое влияние, в том числе, на холодильную отрасль.

И хотя в последнее время к химической теории разрушения атмосферного озона, за которую, кстати, в 1995 году была вручена Нобелевская премия по химии, добавилась теория естественных динамических процессов переноса озона в атмосфере, это никак не повлияло на смягчение требований Монреальского протокола по прекращению выпуска и использования озоноразрушающих веществ.

Надо сказать, Что поначалу представители промышленности встретили в штыки выводы ученых. Это не удивительно, так как Монреальский протокол в первую очередь ударил по таким популярным хлорфторуглеродам (ХФУ), как R11 (великолепный теплоизолятор, лучше воздуха, использовался даже в одноразовой посуде для ресторанов быстрого питания), R12 (популярный хладагент того времени), R113 (сильнейший растворитель, применялся для отмывки различных поверхностей), и другим. Печальная участь также постигла бромированные соединения, широко использовавшиеся для целей пожаротушения.

Монреальский протокол был принят 16 сентября 1987 г. (вступил в силу 1 января 1989 г.) как дополнение к Венской конвенции об охране озонового слоя от 1985 года (вступила в силу в 1988 г.) и устанавливал юридически обязывающие требования и сроки по ограничению использования ХФУ. С тех пор протокол много раз пересматривался с целью достижения своей основной цели – полностью восстановить озоновый слой планеты к 2050-му году.

В настоящий момент на повестке стоит запрет на производство гидрохлорфторуглеродных (ГХФУ) соединений (к 2020 г. — в развитых, к 2030 г. — в развивающихся странах). К данной группе химических соединений относится широко используемый в настоящий момент хладагент R22.

15 января 2016 года была принята Кигалийская поправка к Монреальскому протоколу, которая вступит в силу с 1 января 2019 года (для развитых стран). Кигалийская поправка была принята вслед за другим важным международным соглашением – Парижским договором по климату (12 декабря 2015 года), ставящим своей целью за счет сокращения выброса в атмосферу парниковых газов к концу XXI века ограничить рост средней температуры на планете на уровне не выше 2°C от начала индустриальной эпохи.

Кигалийская поправка регламентирует вывод из обращения гидрофторуглеродных соединений (ГФУ). Как альтернатива ГФУ рассматриваются гидрофторолефины (ГФО), имеющие нулевой озоноразрушающий потенциал и относительно низкий потенциал глобального потепления, однако они довольно дороги и производятся в настоящий момент только американскими компаниями Du Pont и Honeywell. В связи с чем, во весь рост встает вопрос о скорейшем переходе к широкому использованию так называемых «природных хладагентов», а именно аммиака (R717), CO2 (R744) и углеводородов (R290 – пропан, R600a – изобутан и др.).

Присутствовавшие на конференции представители некоторых отечественных компаний, занятых в сфере снабжения холодильных предприятий рабочими веществами, приняли живое участие в обсуждении перспектив перехода на новые хладагенты и выразили озабоченность в отношении зависимости нашей страны от импорта в данной сфере.

Диапазон затронутых тем был довольно широк. От чисто научных исследований до сугубо практических изысканий. В частности, были заслушаны следующие доклады:

  • «Уравнение состояния хладагента R236ea» (Полторацкий М.И., ИТМО, СПб.);
  • «Поперечная миграция и центрирование микрокапель конденсата движущегося влажного пара в паровом канале коротких низкотемпературных тепловых труб при больших тепловых нагрузках» и «Вибрационное повышение коэффициента теплопередачи в коротких низкотемпературных тепловых трубах с капиллярно-пористыми вставками и испарителем при больших тепловых нагрузках» (Серяков А.В., «Рудетранссервис», В. Новгород);
  • «Исследование плотности жидкости и газа на линии насыщения: скейлинговые модели и численные данные в критической области H2O и SF6» (Устюжанин Е.Е., НИУ МЭИ, Москва);
  • «Тепловой режим источника ультрахолодных нейтронов на реакторе ВВР-М» (Коптюхов А.О., ФГБУ ПИЯФ НИЦ «Курчатовский институт»);
  • «Энергоэффективные технологии охлаждения массива многолетнемерзлых грунтов с подземным нефтепроводом» (Кондратьев В.Г., Забайкальский ГУ, Чита);
  • «Технические решения термостабилизации пластично-мерзлых грунтов» (Ананьев В.В., ООО «Ривсмаш», Москва);
  • «Развитие систем хранения биоресурсов на рыбопромысловых судах» (Бирин С.А., АО «Гипрорыбфлот»).

Интерес к поднятой организаторами теме был достаточно большой и те ученые, кто не смог приехать представили свои научные труды в режиме заочного участия. А те сообщения, что были доложены слушателям в очном порядке, вызвали безусловный интерес аудитории, что подтверждается большим количеством уточняющих вопросов к докладчикам.

Источник